Владимир Путин. О памяти о Великой Отечественной войне

10 марта 2020 года на портале kremlin.ru опубликовано интервью Владимира Путина информационному агентству ТАСС. «Победа, 75 лет» — это десятая часть проекта «20 вопросов Владимиру Путину» — большого интервью с главой государства на наиболее актуальные темы общественно-политической жизни в стране и мире. Общий хронометраж записи составил три с половиной часа. Вопросы задаёт Андрей Ванденко, руководитель спецпроекта информационного агентства России ТАСС — «Первые лица».

А. Ванденко: Победа, 75 лет. Для Вас принципиально важно, чтобы все лидеры приехали?

В. Путин: Вообще не важно. Это наш праздник. Я думаю, что для наших бывших союзников по антигитлеровской коалиции и внутриполитически, и в моральном смысле было бы правильно к нам приехать. Мы ждём и будем рады, если они приедут. Если нет — это их выбор. Но это, мне кажется, и для них было бы ошибкой.

А. Ванденко: У Вас есть ощущение, что у нас хотят отнять Победу?

В. Путин: Нет такого ощущения. Это невозможно, достаточно посчитать. Понимаете, это же недалёкие люди, которые читать-писать не умеют. Несут всякую фигню в Европарламенте по поводу одинаковой ответственности Гитлера и Сталина. Чушь это собачья просто.

Надо посмотреть хронологию развития событий начиная с 1918–1919 годов. Как это всё происходило, кто и какие подписывал документы с Гитлером. Кстати говоря, Сталин, как бы к нему ни относиться, он тиран и так далее, но он не запятнал себя прямыми контактами с Гитлером, и нет ни одной подписи Сталин–Гитлер.

А вот Гитлер и премьер-министр Великобритании, Гитлер и премьер-министр Франции — есть. Гитлер и руководитель Польши — есть. И они с ним работали, с Гитлером, неоднократно встречались, сдали Чехословакию. Польша вместе с Гитлером поделила Чехословакию, и, по сути, договорились с ними о вводе войск в Чехословакию. Единственное, что немцы им сказали, Гитлер сказал: только не в один день с нами, не будем друг другу мешать, мы не претендуем на то, на что вы претендуете — на Тешинскую область. Это прямой сговор. Ну прочитайте, всё в документах есть. Я вот из архива поднял это всё и посмотрел, почитал.

А. Ванденко: Да-да, читали, слышали.

В. Путин: Ну да, конечно. Там всё написано.

И потом будут рассказывать, кто там виноват. Вот они и виноваты начиная с 38‑го года. Этот так называемый Мюнхенский сговор и был первым шагом к развязыванию Второй мировой войны.

А. Ванденко: Польша приравнивает Советский Союз, официально Варшава приравнивает Советский Союз к гитлеровской Германии, ставит знак равенства и обвиняет обе страны в развязывании Второй мировой войны. Мы тут же кидаемся в бой.

В. Путин: Мы никуда не кидаемся. Секретные протоколы Молотова и Риббентропа мы осудили, Россия сделала это. Но пускай и другие страны тогда по-честному скажут, как они оценивают поведение своего руководства в те времена, пускай скажут об этом честно, а не предъявляют какие‑то вымышленные, совершенно надуманные обвинения или претензии.

А. Ванденко: Вы говорите про прошлое, я про сегодня, всё-таки смотрите…

В. Путин: Не-не-не-не…

А. Ванденко: Сегодняшние власти Польши не позвали Вас в Освенцим на 75‑летие.

В. Путин: Не позвали — и не надо!

А. Ванденко: Но зато туда поехал Зеленский, который рассказывает про 1‑й Украинский фронт, про 100‑ю Львовскую дивизию…

В. Путин: Мы же понимаем, что это чушь. Мы понимаем, что всё это конъюнктура сегодняшнего дня. А миллионы украинцев, которые воевали с Гитлером, воевали с нацизмом? Это для них плевок в лицо. Я Вас уверяю. Боятся просто рот раскрыть там, потому что сразу преследование начнётся. Я знаю, что там происходит, в сердцах у людей, которые воевали с нацизмом с оружием в руках. Для них это плевок. Ну нынешнему президенту Украины хочется быть таким благообразным для действующего сегодня руководства Польши, которое совершает, на мой взгляд, очень большую ошибку.

Интервью полностью опубликовано здесь.

Пресс-служба СФУ,

Вы можете отметить интересные фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.